Инна Михайлова: Для Стаса Михайлова я стала музой, а не обузой
Здравствуйте, мои дорогие! Все уже успели заметить, что я очень похудела, и меня просто забросали вопросами о том, как мне это удалось...
Читать дальше >>>

Свежее интервью группы для Rolling Stone

марта 04, 2016 в рубрике Статьи и интервью группы | Нет комментариев »

Фестиваль «Maxidrom»— пятый ваш визит в Россию и третий в Москву. У вас здесь огромная армия фанатов. Есть ли что-то, что отличает русских фанатов от всех остальных?

Томо Милишевич:

Я думаю, мы не будем лукавить, если скажем, что русские фанаты одни из самых лучших в мире, мы обожаем приезжать сюда снова и снова и выступать здесь. На каждом концерте в России абсолютно сумасшедшая энергетика, а это именно то, чего мы больше всего ждем от живых выступлений: единение, страсть, огромная любовь к музыке. Да, особенно нужно выделить страсть, так как, кажется, что русские фанаты самые страстные. Вот чем они отличаются от всех остальных.

Свежее интервью группы для Rolling Stone
30 seconds to Mars.

 

Ваш тур в поддержку последнего альбома «Love Lust Faith + Dreams» начался не так давно. Собираетесь ли вы побить собственный рекорд (группа попала в Книгу рекордов Гиннеса за самый длинный тур в поддержку одного альбома) и отыграть еще больше концертов, чем во время тура «This Is War»?

Томо Милишевич:

Мы постоянно шутим о том, что мы не хотим опять давать такое огромное количество концертов (прошлое турне насчитывало 300 выступлений — прим. RS). Мы просто продолжали путешествовать по миру после выхода «This Is War», мы выступали в разных странах, нам действительно нравилось это, люди продолжали раскупать билеты на наши концерты, так что мы и не хотели останавливаться. В этот раз мы будем гастролировать столько, сколько мы захотим. Мы не собираемся как-то себя ограничивать. Посмотрим, что будет дальше: в любом случае, нам еще очень долго до того, чтобы побить собственный рекорд (Смеется).

Есть ли у вас любимая песня с последней пластинки? Или, может быть, песня, которую вам нравится исполнять на сцене больше всего?

Джаред Лето:

Нам очень нравятся все наши новые песни. Мы уже сыграли восемь из них на предыдущих концертах, и, знаете, это было довольно волнительно, потому что они все еще новые и для нас. Очень трудно выбрать какую-то одну, даже почти невозможно. Но я думаю, что «Up In The Air» и «Do Or Die» звучат вживую просто потрясающе. Люди по-особенному реагируют на них, в них обеих какая-то огромная энергия, во время их исполнения толпа сходит с ума, и мы, видя это и заряжаясь этим настроением, тоже начинаем сходить с ума.

Два последних альбома «This Is War» и «Love Lust Faith + Dreams»связаны одной и той же темой: веры в себя, осуществления своей мечты, борьбы за то, во что ты веришь, — почему для вас это так важно?

Томо Милишевич:

Потому что мы действительно верим в эти вещи, это наши жизненные принципы, поэтому мы выражаем их в своей музыке, так как считаем, что должны как-то донести эти идеи до своих слушателей. У человека всегда есть выбор, всегда есть множество путей, по которым он может пойти, в жизни каждого есть столько возможностей. Мы просто верим в свои мечты и друг в друга и считаем, что нужно работать над собой и прилагать большие усилия для осуществления своей мечты, всегда двигаться вперед, никогда не сдаваться и не опускать руки. Все это и нашло отражение в нашей музыке.

При этом в «This Is War» это было связано с судебным процессом, когда вы должны были предъявить 30 миллионов долларов Virgin Records; с чем это связано в случае с «Love Lust Faith + Dreams», где эта тема выражена еще более ярко?

Шеннон Лето:

Я думаю, все, через что мы проходим в жизни, так или иначе, отражается на нашей музыке. Различные события и обстоятельства толкают нас на создание песен. Нет чего-то конкретного — просто все, что происходит вокруг, все, что мы видим и все, что мы чувствуем.

Как вы думаете, с чем связан тот факт, что многие фанаты любят старые альбомы «30 Seconds To Mars» и «Beautiful Lie» больше, чем «This Is War» и «Love Lust Faith + Dreams». Может быть, они были не готовы к новому звучанию группы?

Томо Милишевич:

Мы просто делаем нашу музыку. Каждый альбом появился в разное время и стал его неким отражением. Мы не задумываемся о том, как люди воспримут музыку, как они будут к ней относиться, готовы они к новым песням или не готовы. Мы просто выпускаем альбом и не трясемся над тем, полюбят его люди или нет. Мы занимаемся нашей работой, тем, что мы любим: записываем музыку, выпускаем записи и даем концерты. Если вам это нравится — отлично, добро пожаловать в наш мир. Если нет — ничего страшного, значит, это просто не для вас. Так что мы, в принципе, не задумываемся о таких вещах.

Джаред — единственный автор текстов и музыки, кроме песен Шеннона «L490» с «This Is War» и «Convergence» с «Love Lust Faith + Dreams». Если бы Шеннон или Томо принесли бы готовую песню, могла бы она попасть на альбом?

Шеннон Лето:

Мы выбираем песни, которые лучше всего подходят под концепцию альбома. Если бы нужно было вставить слова в мои песни или нужно было бы поменять что-то в других композициях, мы бы все вместе это сделали. Просто все песни должны отлично вписываться в пазл альбома, если можно так выразиться.

Джаред:

Да, если бы Шеннон или Томо пришли в студию и сказали: «Эй, у нас есть кое-что, посмотри» и показали бы текст или музыку, конечно, мы бы включили их песни в альбом, и, если бы они хотели, они бы сами их исполнили. Парни, вы бы сами хотели написать какие-нибудь тексты?

Шеннон:

Нет. Я об этом никогда и не думал.

Томо:

Нет. Если бы, конечно, на меня нашло озарение и я что-то написал, я бы показал вам. Но в целом — нет. Это не мой случай.

Состав 30 Seconds To Marsне меняется на протяжении многих лет. Могли вы представить группу без кого-то одного?

Томо Милишевич:

Нет, я не могу. Мы давно втроем, и из этого, как мы видим, что-то выходит. Это как работа какого-нибудь механизма: если убрать кого-то из нас, все может испортиться. Невозможно представить 30 Seconds To Mars без барабанов Шеннона или без вокала Джареда.

Джаред Лето:

Вы могли бы позвать Оззи Осборна, чтобы он пел вместо меня.

Томо Милишевич:

(Смеется) В любом случае, если поставить на место каждого из нас кого-то другого, это будет уже совсем другая история.

Вообще, создается впечатление, что у вашей группы идеальная репутация: вы никогда не устраивали драки за сценой или какие-то вечеринки с огромным количеством алкоголя. Как вам удается быть рок-группой, которая не попала под влияние секса, наркотиков и рок-н-ролла?

Джаред Лето:

Это все скандальная жизнь, которая никогда нас не привлекала. Нас это просто не интересует, мы стали заниматься музыкой не для этого. Наши намерения абсолютно прозрачны: мы здесь, чтобы играть музыку, мы здесь, чтобы отлично выступить и чтобы получить от этого удовольствие и доставить его нашим слушателям. Вот то, что важно.

Томо Милишевич:

Если бы мы вели себя так, как вы сказали, это бы все обесценило, какой в этом смысл? Мы любим наших фанатов, мы любим то, что мы делаем, мы любим музыку и искусство. А все остальное — не для нас. А для какой-нибудь другой группы (Смеется).

Вы уже сделали несколько кавер-версий на известные песни: «Bad Romance», «Stronger» или на потрясающую «Where The Streets Have No Name». Не собираетесь ли вы перепеть еще какие-нибудь хиты?

Томо Милишевич:

Мы прикладываем немалые усилия, когда делаем кавер-версии каких-либо песен, потому что каждый раз мы переделываем композицию и подстраиваем ее под себя, а не просто перепеваем ее, чтобы она звучала так же, как в оригинале. А трансформировать какие-то отличные хитовые песни не так-то просто, так как они изначально уже звучат здорово. Так что, не знаю, может быть, если нам кто-то подкинет идей.

The Beatles пели «All you need is love»; в песне «End Of All Days» вы поете «Faith is all we need». Что это? Новый слоган?

Джаред Лето:

Интересная параллель, мы об этом и не думали. Я думаю, время покажет. Знаете, не нам судить о таких вещах. Это решают слушатели.

Представьте себе, сколько фанатов сделают татуировки с этой строчкой… Как вы вообще относитесь к тому, что ваши фанаты делают татуировки, используя ваши песни или символику группы?

Томо Милишевич:

Действительно, очень много людей, которые слушают 30 Seconds To Mars, вдохновляются текстами наших песен или, как вы сказали, символикой, и делают с ними татуировки. Для нас это самый большой комплимент, который мы можем получить от наших слушателей. Это очень здорово. У нас самих есть татуировки, так что таким образом мы понимаем, что мы с нашими фанатами в одной команде.

Оставить комментарий